?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Абсурдисты отдыхают

На днях в РИА Новости прошел показ фильма П. Руминова «Это просто болезнь», а потом было обсуждение. Интересно, рекомендую, авторы молодцы, а я вот заострю внимание на другом.
       Послушайте, как говорит чиновник из антинаркотического комитета. Это очень любопытно и познавательно. Как у него устроен речевой аппарат, как логика работает, как он пытается улизнуть от конкретных ответов, не подставить ведомство, при этом ведь надо обязательно пнуть США, но и подчеркнуть «общность с мировым сообществом», а ответственность с себя снять.Как Микоян – между струйками, между струйками. Но ему надо еще много работать, изучать источники, их много, вот например:
демагогия

В записи - примерно с 51 минуты, хотя и простая стенограмма доставляет. Это же Ионеско, Беккет и ОБЭРИУты, если вы понимаете, о чем я.

Е. Гордеева (далее – Е.К.): Может ли комитет по контролю за оборотом наркотиков обеспечить контроль и разделить медицинские наркотики и немедицинские? Оставить в покое медицинские, чтобы доктора сами с Департаментом здравоохранения регулировали их распространение, их применение. Чтобы эти замкИ, эти сложности с транспортировкой обезболивания наконец-таки ушли в прошлое?

В. Нестеров (далее – В.Н.): Ну, я вот благодарю, что мне наконец-таки предоставили слово. Насколько я понял, никто, кроме ведущей, в адрес наркоконтроля не выступил с предложением ослабить контроль. Проблема сформулирована как «доступность». Вы ссылаетесь на Международный комитет по контролю за наркотиками. Да, такой орган существует, он в принципе свои заключения делает на основе мнения независимых экспертов. Среди них есть и представители Российской Федерации. И все те договоренности и конвенции, которые Россия подписала и ратифицировала – они, по мнению этого международного комитета по контролю за наркотиками и его экспертов, выполняются в полной мере. То есть проблемы такого высокого уровня – отсутствия доступности наркотиков для лечения онкологических больных – мне кажется, не видят.

Е.Г. (ошеломленно): Блестяще.

(в бой вступает директор фонда «Подари жизнь» Е. Чистякова):
- Извините, пожалуйста. В докладе за 2010 год Международного комитета как раз Россия отнесена к странам с крайне низким уровнем потребление медицинских наркотиков. Все-таки проблема есть, и это видно на уровне комитета.

В.Н.: Ну там же не сказано, что в этом Госнаркоконтроль виноват.

Е.Г.: Может ли Госнаркоконтроль обеспечить контроль за оборотом наркотиков таким образом, чтобы медицинские наркотики были доступны для пациентов?

В.Н.: Механизм осуществления контроля он таков, что… ну мы все знаем Федеральный закон № 3 1998 года, с рядом поправок, где все это достаточно четко прописано. Имеющиеся объемы на складах наркотических средств для легального медицинского потребления, как вы слышали, достаточные, для того чтобы обеспечить каждого наркологического больного…

Е.Г.:  Не наркологического – онкологического.

В.Н.: Да, онкологического. Ну, естественно, главная задача – обеспечить границу между легальным и нелегальным оборотом. Потому что перетекание – оно имеет место, но как вы видели, объемы за счет этих мер контроля, которые носят международный характер, то есть каждая страна вводит такие меры.

Е.Г.: Но ни в одной стране мира нет такого противоречия между обезболиванием онкологических пациентов и уличной наркоманией. У нас наркотик «спайс» можно купить на каждом углу, реклама его напечатана на асфальте трафаретом. Почему бы Госнаркоконтролю не сконцентрироваться на этом?

В.Н.: Мы хотим о доступности говорить. О доступности для лечения онкологических заболеваний наркотических средств. И вот мы уже перешли к проблеме перетекания из легального оборота в нелегальный оборот. К сожалению, как показывают и международные… у нас есть, мы получаем информацию, у нас есть представители в 50 странах мира. Вот, скажем, и в Соединенных Штатах проблема! Достаточно серьезная! Прокурор на Манхэттене… летом был суд, и врачу дали 3,5 года за то, что он в своем медицинском офисе, прямо в центре Нью-Йорка, принимал людей и выдавал им наркотики.

Е.Г.: А в соседнем городе Красноярске, прям с Манхэттенем рядом, врачу примерно столько же дали за то, что он обезболил пациента в неурочное время. Я вижу проблему. Там – единичный случай использования медицинских наркотиков в корыстных целях. Здесь – человек сядет за то, что он помог пациенту. В наши дни, в нашей стране это является противозаконным.

В.Н.: Ну я хотел бы вот о чем сказать. Действительно, мне очень приятно, что в такие болевые моменты вы приглашаете, чтобы какие-то актуальные проблемы поставить. Предложить какие-то пути их решения. Мы на этом должны сейчас сосредотачиваться, потому что дискуссия о единичных случаях… а может быть это было в Краснодаре, а у нас городов таких…

Е.Г.: И в Краснодаре такое бывает, поверьте.

В.Н.: Да. И вот таких городов и прецедентов очень много. Мое предложение – сосредоточиться на мерах, которые бы… в данном случае я выступаю как наблюдатель, участвующий в дискуссии. И я хотел бы сказать, что действительно любая отрасль медицины – она развивается. И то, что вы говорили, что наша медицина вышла вся из советского времени, и есть там советское лечение, и какое-то еще есть лечение…

Е.Г.: Лечение может быть всякое разнообразное. В любого рода лечении хорошо бы использовать обезболивающие. Может ли Госнаркоконтроль обеспечить такой контроль за оборотом наркотиков…

В.Н.: А он обеспечивает.

Е.Г.: А можно ослабить?

В.Н.: Я думаю, что это не позволят те нормы международного права, о которых договорились все страны, подписав Конвенцию.

Е.Г.: То есть все страны договорились о том, чтобы у нас все мучились.

В.Н.: Нет, все страны договорились, чтобы у нас не расползалась эта проблема.

(на помощь приходит Гузель Абузарова, руководитель центра паллиативной помощи):
– Мы действительно находимся в низовой точке по потреблению медицинскому наркотических средств, с целью медицинской. Если в Германии примерно в сутки расходуется 19 тысяч условных доз на миллион населения. Это самый высокий показатель в Европе. Примерно такая же цифра в США. Цифра во Франции, где очень суровое законодательство по отношению к медицинскому обороту опиоидных препаратов, - это где-то 6,5 тысяч. В Греции – 4 тысячи.  И, наконец, дойдем до России – 107 условных доз. Не тысяч, а просто.

Полностью дискуссию см. здесь.

Comments

_cab_
Oct. 25th, 2013 04:41 pm (UTC)
Спасибо большое.
У меня, признаться. обычно довольно вариативеный подход к "Из песни слов не выкинешь, что написано пером и т.д." - зависит от
У Вас, в рамках освещаемых Вами тем - не могу не спросить предварительно :)) - так уж исторически сложилось.
Спасибо Вам)

Profile

soldat_jane
Солдат Джейн

Latest Month

September 2016
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner